Наталия Гринчишин

18 ноября 2010 12:26:55

В лексиконе генерального директора агентства MediaLink Наталии Гринчишин часто встречаются слова «новый», «динамичный», «интересно» и «завоевывать». О том, как эти качества помогли небольшой компании стать частью международного холдинга, об «агентских людях» и любви к коммуникационному бизнесу Наталия рассказала Adlife.spb.ru.

– Наталия, Вы родились на Украине, там же получали образование… Какие дороги привели Вас в Петербург?
– Жизненных планов, связанных с Петербургом, у меня не было. Факультет международных отношений Львовского государственного университета ориентировал на Европу или Америку. Этому весьма способствовали межвузовские обмены и международные стажировки. Мои однокурсники работают по всему миру. В принципе вектор моих планов был похожим… Но семейные обстоятельства изменили студенческие планы. За личными переменами уже в Петербурге последовали перемены профессиональные: я продолжила образование в ЛЭТИ-Лованиум, на тот момент это была лучшая бизнес-школа в Питере. Лекции нам читали преподаватели ведущих бизнес-школ Голландии, Бельгии, Великобритании. В российских вузах тогда было мало методик и кейсов для эффективного бизнес-образования, поэтому каждый день обучения у западных преподавателей был сродни открытию.

– Со степенью МВА было нетрудно найти работу?
– Моя дипломная работа МВА посвящена маркетинговым исследованиям. Совпало, что в эту пору на «Гознаке» задумались о создании отдела маркетинга. Сотрудников отдела выбирали из списка  выпускников нашей бизнес-школы. Выбрали сразу двоих – так я и моя однокурсница сразу после выпуска оказались на руководящих должностях  государственного предприятия – руководитель и заместитель руководителя отдела маркетинга.

– Зачем государственному режимному предприятию понадобился отдел маркетинга?
– «Гознак» – это не только деньги в общепринятом смысле, не только бумаги с водяными знаками. Я вела направление «коммерческие виды бумаг»: офсетные, чертежные, мелованные. Для того чтобы вписаться в рыночную нишу, а западные конкуренты в этом направлении уже были очень сильны, требовался маркетинговый подход. В государственной организации все сильно регламентировано, а мне, при всем моем уважении к ней,  хотелось больше возможностей для профессиональной самореализации. Я такой человек, что ни дня не могу просидеть без дела, и после ухода из «Гознака» я практически сразу стала сотрудничать с финской компанией Executive Partners – занялась исследовательской работой. 

– Что это были за исследования?
– Финские компании были заинтересованы в исследованиях российского рынка на разные темы: открывать представительство или нет, есть смысл строить производство или стоит повременить, и, конечно, им был интересен объем российского рынка. Когда мы опрашивали людей, мы не имели права сказать, чьи интересы мы представляем, соответственно, появлялись легенды, креативные шпионские игры. Иначе все начинают свою линию гнуть, по-другому себя вести, а исследователям не получить объективную информацию.

– Вас привлек в исследовательской работе именно этот элемент авантюризма или Вы аналитик по складу ума?
– Мне нравились живые, динамичные и, главное, новые проекты. Часть профессиональной жизни я с удовольствием посвятила исследовательской работе, больше года – госпредприятию, я уже накопила некоторые знания и опыт, аккумулировала их, появилось новое видение своего развития и карьеры. В 2003 году агентство SPN Ogilvy (тогда ещё SPN Granat) открыло новое направление деятельности – «маркетинговые исследования», и я начала заниматься в агентстве маркетинговыми исследованиями, потом стала эккаунтом.

– Что Вам дал SPN Ogilvy в профессиональном плане?
– Там было непросто, но очень интересно. Каждый клиент – это огромный объем информации, как правило, это целый мир, который необходимо постигнуть, понять, чтобы и он тебя понял и принял. Вся эта смена лиц, характеров, настроений, энергетик, этот характер отношений для меня оказались очень привлекательными. Кроме того, в агентстве мне стало ясно, что коммуникационный бизнес мне ближе, чем маркетинговый.
Я научилась действовать в форс-мажорных ситуациях, ведь в работе агентства исключить  их практически невозможно. Эта закалка помогает не только в работе, но и в различных жизненных ситуациях. Я, наверное, все же агентский человек по натуре. 

– Что Вы вкладываете в понятие «агентский человек»?
– В агентской жизни все динамично. Немногие выдерживают этот ритм. У нас в MediaLink были случаи, когда новые сотрудники, проработав три часа или полтора дня, говорили: «всё прекрасно: в агентстве интересно, весело, но это не моё!». И  речь не идёт об опыте, нужно иметь соответствующий склад характера. Не каждый выдерживает ненормированный рабочий день, интенсивность и разноплановость задач, не у всех есть  готовность в любой момент находить варианты и предлагать решения. Клиент ведь просто не поймет другого подхода.  Когда ведёшь проект, приходится самостоятельно и очень быстро принимать решения. Даже несмотря на то, что над тобой – ещё несколько ступеней контроля. Такая работа  требует от человека быть инициативным, креативным,  способным быть везде и всюду одновременно. Но, с другой стороны, такой бешеный ритм превращается в образ жизни, и тогда просто невозможно жить иначе. У нас в агентстве тому есть подтверждение: двое наших сотрудников попытались перейти на более спокойную работу, но… вернулись. Потому что в агентстве особая атмосфера. 

– Я правильно понимаю, что SPN задал Вам некий вектор Вашей будущей деятельности – работы с коммуникациями?
– Скорее, это так. Отчасти весь наш опыт отражается на дальнейшей карьере, но особую роль всегда играют коллеги и партнеры, с которыми работаешь. В SPN мне посчастливилось познакомиться с множеством интересных людей. Все они сейчас уже руководят агентствами или направлениями: это Таня Меркулова (директор питерского офиса SPN Ogilvy), Саша Кармаев (руководитель компании «Михайлов и партнеры в Петербурге»), Наталья Филатова (директор по развитию Global Point), Наташа Гутник (медиадиректор MediaLink). А с Катей Фомичевой и Аней Бездудней мы вместе начинали MediaLink. Пожалуй, эти знакомства, сотрудничество, сотворчество и заложили фундамент нашего агентства.

– Как вы решились пуститься в самостоятельное плавание?
– Было страшно, но очень увлекательно. Ведь никто тогда не представлял, во что всё это выльется. Это сегодня MediaLink – команда,  в которой работают около 50 человек. А в 2005 году агентство начиналось с трех столов в маленькой комнатке. Было очень много задора, мы часто работали даже по ночам, чтобы успеть сдать проект в горящие сроки. 

– Вы говорили о комплексности Вашего бизнеса, но название MediaLink наводит на мысль, что агентство специализируется на медиа. Изначально предполагалось, что так и будет? 
– Мы всегда делали комплексные проекты. Большинство наших клиентов – локальные (хотя есть и федеральные). А питерский заказчик требует в основном комплексного подхода. Если говорить о клиентах федерального уровня, то здесь ситуация противоположная: в Москве широко распространена практика обращения клиентов в несколько агентств сразу, этого требуют масштабные медиа- и PR-проекты. 

– С чем были связаны первые проекты MediaLink: работа со СМИ, креатив, исследования?
– Это были небольшие комплексные проекты, где было все: и разработка стратегии продвижения, и медиаразмещение, и PR-проекты, и креатив. Мы брались за самые разные задачи, иногда за те, от которых отказывались другие. Клиенты должны были поверить в нас как в агентство, которому можно поставить цель в области коммуникаций, а мы уже, в свою очередь, использовали все необходимые инструменты для ее достижения.

– Во время кризиса и в посткризисное время локальные клиенты снизили свою активность. Насколько активны местные рекламодатели сейчас?
– Процесс активизации начался в этом году. По нашим прогнозам, дальше спрос будет только расти. 

– Если большинство Ваших клиентов представляют локальный рынок, то как же MediaLink пережило кризисное время? 
– Каждый год мы преумножались вдвое – как в объёмах работы, так и в количестве сотрудников. В кризис мы заморозились на уровне предшествующего года. А когда он закончился, агентство опять пошло в рост. Знаете, мы закаленные: когда только вышли на рынок, конкуренты не давали расслабиться – пришлось завоёвывать своё место под солнцем, бороться. Мы искали новые подходы, тратили денежные средства не на шикарные офисы, а на компетентных специалистов и на софты-инструменты, которые позволяют нашим специалистам получить исследования, на основе которых и планируется, выстраивается максимально грамотная коммуникация. Поэтому кризис мы встретили во всеоружии. 

– Как небольшой на тот момент коммуникационной компании удалось в 2005 году стать партнером международного холдинга Vivaki  (до июля 2008 года – Publicis Groupe Media)?
– Здесь уместно говорить о счастливом случае. Через полгода после основания агентства     мы познакомились с председателем совета директоров Vivaki Russia Сергеем Коптевым и c вице-президентом Vivaki Russia Сергеем Белоглазовым.  Мы были воодушевлены своими идеями, это нам придавало еще больше сил и энергии – и в нас поверили. Так началось  восхождение. Но это был, безусловно, взаимный интерес. Медиахолдингу было  интересно расширить своё присутствие в Северо-Западном федеральном округе.

– Что принесло вашему агентству данное партнерство?
– Первое и главное – это возможность работать с выдающимися профессионалами, учиться у них, перенимая опыт. А, как известно, лучший способ перенимания опыта – это совместные проекты, общее дело. И потом, от холдинга мы получили новые знания – основатели и лидеры российского рынка рекламы лично читали лекции сотрудникам агентства Medialink. Сейчас планируется серия обучений по интернет-направлению, это очень перспективный, важный сегмент. 

– В последнее время в Петербурге «агентские люди» пытаются активно внедрять в сознание клиентов мысль о работе с селлерами исключительно через агентства. Работа рекламодателей с селлерами напрямую мешает агентствам развиваться? 
– Каждый клиент выбирает свой путь. Мы работаем с теми клиентами, которые понимают и ценят работу с агентством, видят все преимущества такого сотрудничества. Думаю, через некоторое время рынок будет готов к тому, что большая часть медиазакупок будет осуществляться через агентства. Есть опыт как европейский, так и московский (имею в виду не только федеральные закупки, но и закупки медиа по Москве). Как ни крути, питерскому медиарынку есть куда развиваться, а мы, как участники этого рынка, всячески будем способствовать этому развитию. 

– Как Вы оцениваете конкуренцию на рынке коммуникационных агентств? Есть ли ниша для новичков? 
– Мне кажется, если есть желание – ниша найдётся. Хотя входные барьеры, разумеется, есть. Важно – правильно построить бизнес. Немаловажно как в жизни, так и в любом деле, чтобы было хотя бы немного везения. В любом случае, надо понимать, что это очень трудный путь. Чтобы его одолеть, нужно быть хорошим профессионалом.

– Кстати о профессионализме: не знаю ни одного учебного заведения, которое давало бы серьёзное образование в сфере рекламы, медиа, BTL. По каким критериям Вы определяете, что человек, который приходит к вам на работу, хороший специалист?
– Не  соглашусь. В области PR, скажем, петербургские вузы неплохо готовят своих выпускников. Конечно, у нас уже сложились некие предпочтения. Если это медиа –  выбираем выпускников технических вузов, их математический склад ума, логический подход – это то, что надо. Если дизайнеры – это «Муха», если копирайтеры – журналисты, филологи и философы. Если речь идет об организации специальных мероприятий – неплохо иметь режиссерское образование. А вообще опыт показывает, что человек может сменить сферу деятельности после завершения вуза или даже нескольких лет работы. Это вопрос времени и желания. Все согласятся со мной, что сотрудник со светлой головой, качественным образованием и стремлением к росту и развитию – это мечта каждого работодателя.  

– Если на собеседовании Вы видите высококлассного профессионала, специалиста с высоким потенциалом, но в то же время способного, например, идти по головам своих коллег…  
– В таком случае, как говорится: «Всего Вам доброго!». Самое дорогое в агентстве – это сплоченный коллектив, атмосфера, люди для нас – это главная наша ценность.  

- Наталия, Ваше природное обаяние и привлекательность когда-нибудь играли роль в решениях, например, Ваших партнеров или заказчиков?
– (Смеется) Думаю, это у них надо спросить. Мне кажется, когда человек тебе приятен, это всегда помогает делу. Но профессионализм и качество работы в бизнесе – определяющие факторы выбора деловых партнеров. 


Беседовала Ольга Кирсанова,
Adlife.spb.ru.

Сайт о рекламе в Санкт-Петербурге

Обсуждение

Media // 19 ноября 2010 - 08:09:08

Красавица и умница! Так держать!!!

Наира // 19 ноября 2010 - 12:07:35

Согласна с предыдущим оратором. Чудесный человек и отличный профессионал. Большое удовольствие и общаться и работать.

Petrov // 26 ноября 2010 - 08:56:38

Симпатичная!

deadpihto // 19 ноября 2010 - 16:48:58

Удивительно хороша...:)

ab // 19 ноября 2010 - 19:04:19

"если копирайтеры – журналисты, филологи и философы".... +++ :-)

Наталья! "Мир как ВОЛЯ и ПРЕДСТАВЛЕНИЕ".........

NO COMMENTS // 20 ноября 2010 - 12:22:14

Я думаю, подчиняться такой женщине - одно удовольствие!)

46089 // 22 ноября 2010 - 18:47:05

Когда-то я придумал для ГОЗНАКА парафраз-слоган : "Верность ремеслу- служение Отечеству"
а Гражданочке Н. Г. - Я пожелаю успеха....

Хрясь и Пополам // 29 ноября 2010 - 21:53:15

Вау!!! Мата-Хари украинской СВР :-)

Новости

 15   ноября 13:25:50Донорство победило на IPRA
 01   ноября 11:01:52Asgard «окрылил» FreeCard

Обсуждения

Используете ли вы ненормативную лексику на рабочем месте?

Постоянно

Иногда

Всё зависит от заказчика/агентства, с которым работаю

В крайних случаях

Никогда