Андрей Меснянкин

06 августа 2008 15:50:41
Андрей Меснянкин, основатель студии Postproduction.ru – об индустрии постпрродакшна, любимых рекламных работах, об отличиях рекламы и кино, о работе в Голливуде

- Расскажите, как начиналась ваша карьера. Насколько я знаю, вы работали какое-то время с режиссером-клипмейкером Олегом Гусевым, а потом с Тимуром Бекмамбетовым.

- Да, с Олегом Гусевым я проработал пять лет, а потом решил организовать свою компанию. В промежутке ещё был небольшой период, когда я работал с Тимуром Бекмамбетовым, в то время у него ещё был офис в Петербурге. Он тогда снимал фильм для Роджера Кормана с рабочим названием «Гладиатрикс», который в итоге появился как «Арена». Роджер Корман – король B-movie, это фильмы, которые выходят только на видеокассетах, в широком прокате их не встретишь. Я делал все визуальные эффекты и титры к фильму, можно сказать моя первая работа для Голливуда. Также я принимал участие в создании многих рекламных роликов, которые в то время снимал Тимур. После завершения работ над фильмом он уехал в Москву, а я открыл свою компанию. То есть датой рождения Postproduction.ru можно считать лето 2000 года, сам же я занят в индустрии постпродашна и графики около 15 лет.

- А образование вы где получали?
- Сначала учился в Авиаприборостроительном, потом в Финансово-экономическом колледже, но оба не закончил. Так что получается, что у меня два незаконченных средних, а специального образования нет. Хотя у нас и сейчас нет никакого специального образования в области графики…

- В КиТе, например, ведь есть такая специализация и ещё в некоторых вузах. Или вы имеет в виду уровень этого образования?
- Ну а кто этому может научить? Только человек, который практикует. Там студенты послушали курсы (причем преподаются им только самые азы), попытались поработать в программах. А им больше бы давать истории искусства, композиции, прививать какой-то вкус. Ведь научить работать в программе несложно. Программа – это инструмент, можно сказать, станок, а курсы - инструкция к функциям станка, а вот мастерство и опыт на курсах не дают. Это достигается только в реальной работе и с мозолями. Думаю вузам стоит задуматься о трудовой практике в реальном производстве. Опять же это хороший шанс трудоустроиться после окончания обучения.

- То есть у вас выпускники таких заведений не работают?
- Честно говоря,  я не обращаю внимания, из какого учебного заведения выпускник. Я больше смотрю на талантливых ребят, самородков, которым это интересно.

- А сами вы, как человек, у которого практического опыта хоть отбавляй, не готовы почитать лекции студентам?
- Абсолютно не готов. У меня нет педагогических талантов. Если человек не понимает, мне хочется на него как-то, ну не физически, но как-то сильно повоздействовать. (улыбается) Туда можно прийти разве для того, чтобы посмотреть каких-то ребят на начальной стадии. У нас в принципе штат недоукомплектован, и мы постоянно ищем  людей.

- Давайте вернемся непосредственно к рекламе, с клипами и кино понятно. А над рекламными проектами вы когда стали работать?
- Рекламой я занялся ещё до работы с Олегом Гусевым. Мы работали с Олегом Меджитовым, делали первые ролики «Балтики», Ксероксам. Собственно, так я с Гусевым и познакомился - у него было оборудование, а я пришел сбросить эти ролики на Betacam. Он посмотрел мои рекламные работы и сказал, что ему нравится, предложил работать с ним.

- Вы так говорите «Ксероксам», вы недовольны сейчас этими работами?
- Да нет, почему же. Просто роликов было настолько много. И почему-то в то время активно рекламировали именно копировальную технику. Первые ролики просто были смешные, потому что тогда рекламного рынка и не было, собственно, режиссеры вообще работали напрямую с клиентами, а телевизионная реклама была абсолютно не развита. Был момент, когда весь питерский блок состоял из роликов, в создании которых мы участвовали. Это где-то году в 95 было. Хотя и сейчас такое случается.

- А для вас реклама – это был способ заработать деньги или вам стало интересно себя в этом попробовать. Кино – это ведь всё же другое…
- Постпродашн для меня, прежде всего, - любимое дело, которым я очень сильно увлечен, которое, в конечном счете, приносит деньги. Я счастливый человек, потому что делаю то, что люблю, и мне еще за это платят. Кино от рекламы в этом плане не отличается. В последнее время реклама стала не то чтобы менее интересной... Но это уже исключительно бизнес. В кино, наверное, удовольствия от результата больше получаешь. Хотя всё это такие аморфные вещи, которые нельзя измерить. В работе с кино прибыль меньше, чем с рекламой, но зато в кино очень приятно видеть себя в титрах на большом экране.

А вот от телевизора я вообще отказался два года назад. Я даже не знаю, какую рекламу сейчас снимают. Кроме конечно той, которую мы делаем.

- И даже в Интернете не отсматриваете?
- Нет. Есть, конечно, уникальные ролики, которые постоянно показывают друг другу люди, занимающиеся графикой, в том же LiveJournal. Но трудно сказать, что это реклама, это уже некий арт. А реклама стирального порошка, как была рекламой порошка, так ею  и останется. Хотя есть и исключения.

- Что-нибудь из последнего можете вспомнить, что понравилось?
- Мы сейчас делаем с агентством Great ролик для «Крупской», они привезли как референс рекламу Louis Vuitton. Она фестивальная, продолжительностью минуту или полторы. Но сумасшедшей красоты. Levis с бегущими сквозь стены людьми. Guiness - лошади в волнах,  Stella Artois - вся серия, но по-моему они достаточно старые.

- А последние не смотрите?
- Что-то постоянно смотрю в Интернете, но к сожалению не могу вспомнить брэнда.

- Реклама, по крайней мере западная, стала массово весьма агрессивной в последнее время.
- А мы тоже к этому идем, на европейские рельсы переходим. Когда мы начинали, у нас была такая наивная реклама. Сейчас идёт засилие рекламы, и чтобы достучаться до потребителя нужно делать нечто. Как Tele2 с их мафией или какие-то экстремальные ролики, которые будут захватывать внимание.

- Ну ролик, в котором человеку выбивают зубы табуретом, а потом приятным голосом сообщают, что чипсы хрустят так же, как его зубы, это уже перебор, по-моему.
- Это ещё не самое страшное. Есть целая кампания лимонада, где людям ноги отрубают и всё в том же духе. 

- А вы участвовали в создании агрессивных роликов? 
- Есть несколько роликов, которые мы с «Небом» делали для «Твоего ТВ» и «Твоего Интернета» - ролик «Хоррор», например. Но они не то чтобы агрессивные, а необычные, интересные.

А не только к агрессивным, но к интересным роликам мы придем, правда это зависит ведь ещё и от клиентов. У нас уровень креатива немножко опережает уровень клиентов, которые часто боятся каких-то вещей, хотят, чтобы всё было ровненько. И в рекламном блоке часто уже перестаешь различать, когда закончился один ролик, и начался другой. Даже цвета очень похожи. 

- Вот вы говорите, что к интересным роликам мы придем. И про уровень графики в одном из интервью вы говорили, что мы догоним Америку и вперед, возможно, вырвемся, потому что мы менее депрессивны. А почему вы считаете, что  они более депрессивны, потому что у них услуги психоаналитиков больше востребованы?
- Я имел в виду, что мы находимся в более тяжелых жизненных условиях в принципе. При этом мы более позитивны к чему-то хорошему и менее восприимчивы к чему-то плохому. Америка развивается в достаточно тепличных условиях. Я недавно ездил делать кино в Лос-Анджелесе, и там я для себя развеял очередной миф. Все происходит так же, как у нас - есть промахи, есть ошибки. Но у них просто людей в этой индустрии больше занято, поэтому и больше профессиональных и талантливых. А у нас ещё индустрия достаточно молодая, прослойка тонкая, все друг друга знают.

- Вы говорили как-то, что работа постпродашнов перерастает этап творческих объединений единомышленников, они превращаются в бизнес-структуры. Это хорошо?
- Это великолепно. Как из детского сада в школу перейти. А то часто получается, что собираются ребята, чтобы сделать что-то красивое. Сделали один проект, потом, может, ещё что-нибудь сделали. Но нет расчета прибыльности, значит, это не бизнес-структура. А бизнес-структура может расти, инвестировать деньги, привлекать клиентов, развиваться. Рекламное агентство - это бизнес, компания-заказчик – это бизнес,  постпродакшн обязан быть бизнесом!

- А внимание к каждой конкретной работе и тщательность её выполнения не теряются, когда студия перерастает в большую бизнес-структуру? Вы вот на своем сайте как бутик позиционируетесь, то есть как делающие что-то более-менее штучное, эксклюзивное.
-
Это вопрос функционирования компании. Один вариант - делать дешевые рекламные ролики, которые сняты не на «кино», размещения у них мало, бюджет маленький, а бюджет на постпродашн и того меньше. Но по своей практике я знаю, что такой ролик подчас равен по трудозатратам ролику, у которого есть бюджет, идея, который заметят. Наоборот, сосредоточенность в таком случае возрастает и результат лучше, так как суммарное количество вложенных сил и талантов участвующих людей больше, контроль строже.

- А у вас разделения нет внутри компании на тех специалистов, кто занимается кино и кто занимается рекламой?
- И кино, и реклама – везде графика. В кино чуть более сложный инструментарий и дополнительные нюансы, разрешение, зерно, цвет.

Явного разделения нет, кто-то лучше работает в рекламе, кто-то в кино. Я предполагаю, что на это влияет больше темперамент и усидчивость. И способность быстро переключаться с задачи на задачу.

- То есть нельзя сказать, что реклама – это своего рода тренировка для кино? По сути это равнозначные для вас сегменты?
- Да, они абсолютно равнозначны. Реклама жестче, чем кино, там есть четкие сроки. Я сам отсматриваю всё, что у нас в компании делается, потом идет принятие агентством, затем - клиентом. Соответственно, ролик проходит фильтр из трех мнений. Порой случаются какие-то дедлайны, или клиент просит срочно внести поправки после того, как агентство приняло ролик, значит, надо что-то переделать. Кино спокойнее. Цикл производства просто несколько другой, другие  задачи.

- Братья Яковели (студия Millhouse) в интервью нашему корреспонденту рассказывали, что многие агентства оставляют очень мало времени на звук, действуют чуть ли не из принципа «когда вам это надо? – вчера». А с постпродашном как в этом плане обстоят дела?
- Немножко иначе, люди понимают, что здесь так нельзя. Не могу сказать, что звук легче сделать, чем графику. Но там цикл производства другой. И за один день в принципе можно, конечно, записать.

Есть ролики, которые и мы можем делать за один день. Но если ролик сложный, снятый на кинопленку, плюс перегон – Финляндия, Франция, Москва, потом согласование с агентством, заказчиком, поправки по монтажу. От самих съемок до реального начала производства графики может пройти пара недель. Поэтому это не так быстро.

- На каком этапе вы включаетесь в работу?
- Если спецэффекты несложные, то на этапе монтажа. Хотя мы можем начать вообще до съемок, на этапе раскадровки.

- А повлиять как-то на то, что будет снято в итоге вы можете?
- Ну.. мы можем исправить (улыбается). Убрать какие-то объекты, дорисовать. Смонтировать абсолютно другую историю. Сделать ролик более агрессивным или, наоборот, менее.

- Для вас важно, чтобы продукт отвечал определенным критериям качества?
- Если речь о рекламируемой товаре – то нет. Если продуктом мы называем сам ролик, то да. Для меня очень важно, кто участвует в производстве ролика. Агентство, оператор, продакшн.  Чем больше опыта и профессионализма на каждом этапе производства, тем качественней будет результат.

- Но вам, в отличие от агентств сейчас уже не приходится с заказчиком напрямую общаться?
- Я взял за правило не работать с заказчиками напрямую. Это ведь целая наука – продавать клиенту, убеждать его. Для этого есть профессионалы, которые это делают лучше меня.
Иногда бывает, что мы участвуем в презентациях работы заказчику. Он приезжает на монтаж, тоже пытается поучаствовать в творчестве.

- А что вы делаете, если видите, что его творческие предложения неверны?
- Я пытаюсь убедить. Если не хватает моего авторитета, авторитета режиссера, а бывают такие клиенты упертые, то делаем, как хочет клиент. Но в showreel вставляем нашу версию.

- И вы никогда ни по каким причинам не отказываетесь работать?
- Нет, прежде всего, это бизнес. Я пытаюсь убедить, что так лучше, но если человек не слышит, не понимает, пытаюсь найти другие слова, чтобы убедить. (улыбается) В рекламе у нас не было случаев, чтобы мы отказывались на этапе производства.
Мы можем не взять заказ, но только из-за плотного графика производства.

В кино, правда, был один случай. Продюсер нас порекомендовал режиссеру, а режиссер был против «навязанной» студии. Вел себя некорректно, и мы сказали: «Ладно, не работаем». 

- В showreel на вашем сайте в основном кадры из фильмов, в создании которых вы участвовали, а из рекламных проектов только ролик с медведями, сделанный для продвижения Петербурга за границей. Вы хотите, чтобы вас больше знали как студию, которая с кино работает?
- С рекламой мы и так плотно работаем, со всеми крупными продакшнами в Петербурге. Так что здесь работы нам хватает. Со всеми этими людьми мы сотрудничаем не первый год. И они знают нашу работу, потому что это их работа. (улыбается) Сейчас мы будем менять сайт, собираемся сделать базу рекламы, в создании которой мы участвовали. Будем периодически обновлять сайт, выкладывая новые ролики. Думаю к выходу статьи мы смонтируем и выложим новый рекламный showreel. (Действительно, сейчас на сайте можно посмотреть и showreel, созданный на основе рекламных проектов студии – прим. Ред.).

- А вы читали отзывы в прессе и на сайтах про медведей, «продвигающих» Петербург?
- Да, забавно было.

- Вы про то, что сразу нашлись специалисты, которые утверждали, что это мы сами иностранцев убеждаем, что у нас медведи по улицам ходят?
- Ну это смешно. Ролик, прежде всего, заметный, очень интересно и необычно сделанный. Иностранцы и сами уже знают, что это необоснованный стереотип. Это же самоирония. А там начались какие-то политические нападки Пиотровского... Хотя заказчиком этой работы выступала Администрации города, и Смольный сам подписывал документы на съемку. На всё это не следует обращать внимания.

- Нарезка работ студии в первом showreel идет под песню ColdPlay Don't Panic про прекрасный мир. Вы себя волшебником чувствуете?
- Когда был моложе и многое делал сам, то, конечно, я чувствовал себя волшебником. Сейчас у меня в студии уже работают много волшебников, поэтому скорее всего я чувствую себя бригадиром волшебников (улыбается).

Песня Don’t Panic, кстати, с долей иронии, если переводить ее дословно, то она скорее про непрекрасный мир, но даже в этом мире всегда есть на кого положиться.

- Давайте вернемся в мир рекламный. Какие агентства вы бы выделили в Петербурге?
- «Небо», Great, «БизнесЛинк».

- Вот практически и все, кто у нас делает ролики...
- Да, такой у нас городок.

- А с москвичами вы сейчас работаете?
- Было время, когда с «Родной речью» достаточно плотно работали, несколько работ с BBDO делали, Grey Москва, Grey Казахстан,  IQ marketing, но это носило непостоянный характер.

Московский рынок интересен, мы будем делать шаги к нему – для начала изменим сайт, сделаем базу роликов. Нельзя сказать, что мы вылезем на него, начнем отвоевывать позиции, потому что мы нацелены на аккуратную работу, неспешную и тщательную. Москва – это город с другими ритмом. Тебе могут позвонить в 6 утра, а суббот и воскресений не существует. Иногда складывается впечатление, что много телодвижений совершается больше ради процесса, нежели для результата, а ещё они очень суетливые.

- Есть ролики, которыми вы гордитесь, которые на данный момент вам кажутся лучшими?
Кофе  Milagro с Тимуром Бекмамбетовым, незабываемые впечатления на всю жизнь. Все в той рекламе я делал впервые, сначала было страшно, потом страшно интересно. После этой рекламы я стал иначе смотреть на свои способности.

Мишки, которых мы делали с Volga Volga и Giedre Studio - интересная идея, суперинтересные съемки. Кофе «Жокей» , «Твое ТВ» с «Небом» и Lumiere pictures – очень яркие идеи и очень четкая организация процесса производства.

Love story для «Мегафон» с Giedre Studio, мы тогда смонтировали очень трогательную историю под хорошую музыку, но  вылетели из 30-секундного метража на 30 (!!!!) секунд. Заказчик был настолько доволен, что разместил минутный ролик в эфире. Но вообще я стараюсь чтобы все ролики, которые производит моя студия были поводом для гордости.

- У вас есть конкуренты в Петербурге, по вашим оценкам? Те же «Леста», «Мельница»…
- В области рекламы, думаю, конкурентов  практически нет. У нас огромный опыт работы в самых сложных условиях жестких сроков, требовательных заказчиков и агентств, иностранных режиссеров, интернационального производства, использования новейших съемочных технологий.

- А здешнему рынку постпродакшна есть куда расти? Или в Петербурге всё-таки слишком мало агентств и рекламодателей?
- Здесь не так много людей, которые влияют на рынок, которые что-то снимают. Студия может появиться за счет талантливых ребят и ценового демпинга. Но тем людям, которые заказывают нам работу, нужны гарантии, и мы их даем. Гарантии того, что всё будет сделано в срок и с максимальным качеством.

- Сколько времени вы работали на имя, прежде чем оно стало работать на вас?
- Я думаю, что из моей 15-летней карьеры – половина срока – это зарабатывание имени.
Но этот процесс бесконечный, имя требует постоянного подтверждения.

- Вы активно участвуете в различных кинопроектах. А какое кино вы смотреть любите?
- Умное. Хотя в конце недели хочется какую-то абсолютную ерунду посмотреть, которая заполнит мозг и вытеснит все мысли о работе, чтобы немножко расслабиться.

- А умное – это какое?
- Вонг Кар Вай, Терри Гильям - красивое кино.

- В кино бывает так, что сразу несколько студий занимается графикой, а в рекламе?
- В большинстве случаев нет. Хотя была пара роликов, которые мы делали совместно с московскими студиями. Например, в «Золотой бочке» кроме нас участвовало 3 московские студии.

В кино у каждой студии есть своя специализация, свои уникальные специалисты. Бывает что один кадр делает несколько студий, фон - одна, персонаж - другая.

- А вы на чем специализируетесь?
Ну я думаю, это из многих наших работ видно, мы очень хорошо делаем мейтпайнт – это дорисовка фонов, достройка декораций. В «Особо опасен» мы делали все фоны Чикаго для начальной сцены. В «Волкодаве» всю сцену с Голирадом – городом, над которым висело проклятие.

- Что вы для души делаете?
- Для души я сейчас занимаюсь цветокоррекцией для кино, инвестировал в  профессиональный комплекс цветокоррекции, единственный в городе такого уровня.

- А какие проекты сейчас ведете?
- Из рекламных мы сейчас делаем ролик для «Крупской» с Great, «Балтийскую жемчужину» с Dalex. Сняли 15-минутный фильм о текиле «Казадорас» для Bacardi с Giedre Studio – монтаж и спецэффекты наши. Это минифильм, который будет показываться в барах и ресторанах.

- Готовы участвовать в продолжении фильма «Особо опасен» Бекмамбетова?
К этому мы всегда готовы (улыбается).

Беседовала Анастасия Костина,
AdLife.spb.ru

Сайт о рекламе в Санкт-Петербурге

Обсуждение

чтец // 06 августа 2008 - 13:50:12

господи, ну наконец-то на адлайфе приличные интервью стали появляться! вот уже третье подряд хорошее - и персона, и вопросы, и ответы.
даже хочется спросить: что случилось?

тоже чтец // 07 августа 2008 - 07:49:04

а случилось то, что занимается теперь этим вопросом Анастасия Костина!
поддерживаю предыдущий комментарий - спасибо за отличное интервью!

чтец3 // 07 августа 2008 - 12:33:56

Просто супер!!!! Огромный респект- и пламенный привет SDF, великий и ужасный руководитель которого недавно заявил, что работа в рекламе была подготовкой для последующей работы в кино :)))

Невегатерианкин // 21 августа 2008 - 23:00:07

Ура, таланты наконец-то заговорили!
Всё зависит от персоны, которую интервьюируют. Крутой чувак - крутое интервью

чтец и жнец // 25 августа 2008 - 19:14:37

Все зависит не только от персоны, которую интервьюируют, но и от интервьюера тоже. У предыдущего главреда Валерии Кузнецовой все вопросы были какие-то странные - не по делу, но зато с подвохом. А здесь все четко, доброжелательно, профессионально.

Дементьева Вера // 26 августа 2008 - 10:58:24

Господа!Давайте все таки сохранять лицо.Если Вы хотете выразить свое восхищение Анастасии Костиной-выражайте.Но не надо при этом пинать тех,кто ранее возглавлял этот портал.Если Вы были недовольны интервью-что же мешало Вам еще тогда высказать свое недовольство Валерии Кузнецовой лично?Получается довольно мерзкая картинка-анонимно и с за-а-аметным опозданием предъявлять претензии...

Валерия Кузнецова // 26 августа 2008 - 16:01:06

))))) спасибо, посмешили. Особенное спасибо за то, что потрудились прочитать все мои интервью и проанализировать - это дорогого стоит )))

2 Дементьева Вера
спасибо )) Но на самом деле настораживает, что даже похвалы пишутся анонимно (что критикуют подобным образом, увы, уже традиция). Диагноз: всеобъемлющий страх и перманентная мысль "Как бы чего не вышло". Читайте Чехова, коллеги ))

Новости

 30   июля 10:05:08Охота на Tiguan

Обсуждения

Используете ли вы ненормативную лексику на рабочем месте?

Постоянно

Иногда

Всё зависит от заказчика/агентства, с которым работаю

В крайних случаях

Никогда