Алексей и Игорь Яковели

11 июня 2008 15:00:43

Братья Алексей и Игорь Яковели, хозяева студии звукозаписи Millhouse, озвучивают рекламные ролики уже 15 лет. Они работают в паре, где роли жестко распределены: Алексей – композитор, Игорь – звукорежиссер. Сегодня с ними сотрудничают практически все продакшн-студии и рекламные агентства Петербурга. О креативе в рекламном звуке, о том, почему плохое озвучание может «запороть» рекламный ролик, о любимых и не очень заказчиках, о «Смешариках» и о том, что иногда происходит с птичками после съемок рекламного ролика.

Братья Яковели родились далеко от Петербурга. Алексей – в городе Бабушкине на Байкале, а Игорь в Красноярске-45 (сейчас Зеленогороск), куда Алексей перехал вместе с родителями. Алексей закончил музыкальную школу в Красноярске-45 и эстрадно-джазовое отделение музучилища в Абакане. Игорь поступил в петербургский институт культуры на отделение духовых оркестров, а затем перевелся на специальность «Менеджер-продюсер шоу-бизнеса», где в 2000 году и получил диплом.

- Игорь, а почему приехали именно в Петербург учиться?

И: Я лично из-за Леши (улыбается).

А: После армии я попал в Москву, работал там какое-то время на разных студиях, с разными исполнителями. Два года катался по концертам с Таней Овсиенко, а потом у нас с женой родился ребенок, поэтому мы решили вести оседлый образ жизни. И когда товарищ позвал меня сюда, чтобы основать студию «Аскод-саунд», я согласился. Мы организовали студию на «Ленфильме» и работали там до 96 года. Со временем студия  перешла в моё владение, мы переехали в другое помещение, и там она уже получила новое название Millhouse-studio.

И: А меня родители отправили к Леше в Петербург, хотя изначально я хотел поступать в музыкально училище в Новосибирске. Хорошо, что отговорили...

А: При этом по сути всё профессиональное образование звукорежиссера Игорь получил у нас на студии.

И: Да, с режиссерской точки зрения я больше практик, чем теоретик. В то время мы делали, наверное, больше тысячи различных роликов в год.

- То есть вы сразу стали заниматься звуком к рекламе?
А: Да. Была компания «Аскод-видео» при агентстве «062». Они делали видео, весь продакшн, а мы звуковой продакшн. Плюс параллельно к нам обращались радиостанции, у которых тогда не было своих продакшнов, поэтому мы делали очень много радиороликов. В 93-95 годах мы делали ролики для радио «Модерн», «Европы плюс» и много других радиостанций снабжали радийной рекламой. Потом уже у них свои продакшны появились – это и дешевле, и снимает различные проблемы эфира.

Но было интересно. Мы с квновскими ребятами сами придумывали ролики. В основном это были песенки – перепевки различных известных мелодий, на тот момент с этим не было никаких проблем. У этих ребят мозг живой, креативный. Работали на поток, писали больше 20 роликов в неделю.

И: Я в продакшне на «Эльдорадио» умудрился поработать, и на радио «Эрмитаж». Был в поиске.

А: Искал где же слаще.

- И где же оказалось слаще?
А: Слаще оказалось здесь.

- Когда на радиостанциях появились свои продакшны, вы потеряли часть своих клиентов?
И:
Мы потеряли, скорее, объем работы. Клиенты, которые нуждались в более творческом подходе к изготовлению рекламы, продолжали обращаться к нам. Ведь в большинстве случаев рекламное сообщение, которое пишется на радиостанциях, идет бонусом к размещению. Там весь креатив заключался в подборе какой-то подложки из базы, а актеры сами придумывали как информацию начитать. На радиостанциях считалось, что чем меньше времени затрачивалось на ролик, тем лучше. А у нас была обратная ситуация.

- А работа с квнщиками как-то повлияла на ваш стиль?
А: Стиль – это всё-таки что-то в большей степени свое. Реклама всегда должна немножко шокировать, особенно, если это радиоролик. Надо найти какой-то ход, ведь время обычных рекламных сообщений уже прошло.

И: Ну почему!? Не прошло!

А: Это не работает на имидж. Мы ушли больше в имиджевые ролики.

И: В этом смысле – да. С одной стороны, имиджевые ролики более дорогие, поэтому  для нас это выгодно с точки зрения бизнеса, а с другой – информационные ролики делать неинтересно. Поэтому мы стараемся либо отказываться от них, либо выставляем большую цену, чтобы к нам не ходили (улыбается).

- Вы сейчас говорите о радио-роликах, а телевизионными роликами вы когда стали заниматься?
А: Мы были рядом с 40-м каналом на «Ленфильме», на одном этаже, поэтому фактически сразу начали сотрудничать.

И: Им было удобно приходить в соседнюю дверь, где была студия с хорошей аппаратурой...

А: Я, как композитор, занимался оформлением различных программ, делал заставки. Люди, которые там работали, постепенно развивались, уходили в какие-то другие компании и продолжали с нами контачить.

И: У нас с тех пор все основные заказчики остались. Добавлялись какие-то заказчики на то время, когда были наши люди в агентствах – например, было агентство DA&N, которое сейчас Division называется, с ними мы делали «Мегафон». Потом человек оттуда уволился и пришел в Great, теперь мы с Great работаем по полной программе.

- А как же новые заказчики, приходят?
А: Да, но уже больше по рекомендации старых.

И: Ну да, а кого ещё рекомендовать, когда нужно заказчику хороший звук сделать к ролику, у нас ведь в городе не так много мест, где можно сделать качественный звук вместе с работой композитора, саунд-дизайном, подбором актеров и т.д.

- Кстати, вот вы говорите, что не очень много мест, а кого вы считаете конкурентами?
И: Я лично знаю трех человек, которые могут качественный звук сделать. Кислюк, Черкаский, Дударев.

А: Кто-то из наших клиентов как-то сказал - если денег не хватает на Яковелей, то идут к другим.

- А ценообразование из чего складывается, от чего зависит цена?
А: Цена в основном спросом определяется.

И: Конечно, есть разные уровни сложности, и от них цена тоже зависит. 

А: Но в целом это, как привычка. Мы приучили работать с нами за такие деньги. Многие приходили и спрашивали - а почему так дорого, ведь вы работали с нами всего час и берете семь с половиной тысяч! Это в 3-5 раз дороже, чем стоимость часа работы на крутой студии в Москве! А на московской студии аналогичный процесс целую смену занял…При этом там смены по шесть-восемь часов. А мы не продаем время студии.

И: Мы продаем мозги.

А: Мозги, талант, умение делать быстрее.

- А за счет чего у вас получается быстрее?
И: Наверное, за счет того, что сразу понимаем, что нужно по сценарию. Мы с удовольствием работаем, когда и заказчики за спиной сидят. Даже легче потом с приемкой работы. (улыбается). У нас редко возвращается звук по рекламе на переделку. Очень большой опыт, поэтому быстро получается, изготавливание по 1000 роликов в год не прошло даром. 

- А сейчас сколько делаете?
А: Пять-шесть в неделю.

И: Ещё два года назад мы просто зашивались. После 2002 года начался рекламный подъем, все смогли выйти на какой-то уровень. Раньше летний сезон всегда был  «мертвый», и в январе-феврале не было работы, а сейчас всё «размазалось» по времени. Наверное, люди лучше планировать научились.

А: Если на создание музыкального спота у кого-то уходит несколько дней, а то и неделя, то у нас 1,5-2 часа максимум. Потом уже идет дошлифовка с клиентом.

И: Система-то обычная. Клиент присылает референс на музыку, музыкальный пример, на что должно быть похожим то, что он хочет.

- А что музыка к ролику должна быть обязательно на что-то похожей?
И: Никто, кроме самого заказчика, по большому счету не знает, чего он хочет. Рекламное агентство предполагает, а сам заказчик знает.  Агентство дает ему несколько вариантов референсной музыки, он выбирает один и говорит: «Вот где-то так должно быть».

А: Ну чаще всего заказчик и сам не знает, чего хочет. Ассоциативно воспринимает картинки, которые ему показывают, наброски или предварительный монтаж. На монтаже подставляют музыку какую-то. Если его эта музыка не ломает, тогда делается что-то похожее.

И: Это уже искусство продюсеров убеждать заказчиков. Часто бывают абсолютно разные подходы у продюсера и у заказчика, потому что продюсер хочет сделать мега-креативно, круто и стильно, а заказчику нужна аудитория, которая этого не поймет. Тогда получаются красивые стильные ролики с дурацким музыкальным, звуковым сопровождением.

- И часто такое бывает?
И: Не очень, но бывает. На мой взгляд пример тупого ролика – это реклама клея «Момент». Жуткая вещь, но говорят, эти ролики на 400% продажи поднимают.

А: Не обижай Меджитова (Олег Меджитов – режиссер, прим. Ред.).

И: А я ему много раз говорил, что это тупые ролики. При этом у него есть очень клевые работы для Sealex, это средство для мужчин. Он умудряется в десять секунд вместить целый короткометражный фильм. У него там и Венеция, и Африка... Вообще с такими людьми интересно работать - и по звуку, и по музыке есть что «нарисовать». Лично я больше люблю работать, когда сложно и нужно подумать побольше.

- А у заказчиков вообще есть спрос на креатив в плане звука?
И: В принципе да. Первый креатив идет от агентства, а мы в большей степени исполняем их пожелание. Мы исполнители желаний по звуку. Про радиоролики я ничего не говорю, а в телевизионных роликах звук – это 60-70% успеха. Потому что плохую картинку хороший звук вытянет, а хорошую картинку плохой звук убьет. Когда и картинка, и звук хорошие, получается максимальный КПД.

- Но в России ведь к звуку относятся до сих пор как к чему-то вторичному...
И: Да, это есть. Мы с Лешей пытаемся, кстати, перевоспитывать многих своих заказчиков, учим, что к звуку надо относится также трепетно, как к картинке.

А: Просто мы часто вытаскивали неудавшиеся режиссерские планы.

И: Сейчас я уже работаю в основном с самыми любимыми клиентами и заказчиками - Гедри Крикщюнайте, Сашей Лейбович, «Небом». Ролик «Птицы», который мы с «Небом» делали, мне очень нравится.

- Да, я как раз сегодня его пересматривала...
И: Такие птички классные получились, правда, ни одна не выжила после съемок. У них был большой шок. Их же вообще трогать нельзя...

А: Они же ничего не понимают, всё от испуга делают. Их пугают, они что-то делают, их в этот момент снимают. И вот так несколько раз приходилось брать новую птичку.

- Но на такие проекты ведь приглашается специалист по птицам?
А: Да, конечно. Только, к сожалению, это порой не спасает.

И: Рекламные съемки – это ведь такой кошмар, особенно с животными. Если бы это происходило в Америке, всех бы уже давно посадили, прямо со съемочной площадки забрали бы. А у нас свобода. Привязали за ниточку канарейку, чтобы она летела как надо и всё.

Но вообще у «Неба», у Great очень стильные ролики. Когда над такими роликами работаешь, кроме денег ещё и удовольствие получаешь. Это дорогого стоит.

- А с кем ещё из агентств вы любите сотрудничать?
А: «Медиа Продакшн Групп», например. С ними постоянно работаем по «Балтике». Классно работать с режиссерами Высоцким и Сикорским. Там всегда игра шумов переплетается с музыкой. Получаются игровые, смешные ролики. «Мелехов и Филюрин» опять же.

И: Мы с ними делали ролик пивной. Сейчас же самая креативная реклама пивная, потому что часто креатив начинается тогда, когда появляются жесткие рамки. В этих правилах надо сделать что-то классное, тогда мозги у людей начинают работать. Там всё на шумах, это одна из моих любимых вещей.


А: На самом деле есть неудобные клиенты – это ЛЭК, например. У них никогда нет понимания того, чего они хотят. И постоянно идет недоверие к креативу, который мы им предлагаем. Работаешь с человеком, который в рекламе пять лет от силы, а ты сам пятнадцать. И ты понимаешь как правильно, но тебя просят делать иначе.

И: И очень долго с ними приходится работать, делать по десять вариантов, а потом они в итоге принимают всё-таки первый... Они не могут принять решение - не хватает либо опыта, либо чего-то ещё.

А вообще за многими такое водится, что на звук оставляют один день, откладывают эту работу до последнего. И вот, когда агентству завтра презентовать заказчику, а то и чуть ли не в эфир выдавать ролик, звук ещё не готов. Зато они делали видеомонтаж три недели. Поэтому нас реклама приучила работать быстро, чтобы всё успеть.

- Вы же с продашнами, наверняка, напрямую работаете. Они составляют бриф для вас?
А: Да, бриф должен быть, при этом в электронном виде, чтобы мы всегда могли к нему обратиться, у меня хранится история переписки, чтобы всегда можно было человека «вернуть» к тому, о чем мы договаривались, чтобы он не лез куда не надо. 

- Как удается творческим людям писать что-то в жестких рамках?
И: Эти жесткие рамки, наверное, и есть катализатор творческой идеи. Когда нет рамок, очень сложно что-то сделать.

А: Ну опять-таки, когда не надо креативить, то я и не креативлю.

И: Когда приходят и говорят: «Вот музыка, сделай так же, только, чтобы нас не привлекли за нарушение авторских прав». 

- А часто такое бывает?
И: Часто, потому что у всех агентств, заказчиков есть стереотипы в голове. Им легче смириться с чем-то похожим, чем купить себе что-то новое.

А: У нас было такое с «Балтикой», мне дали референс музыки Юрия Антонова, я по саунду сделал очень похожий джингл. То есть музыка была другая, но звучала она так, как  если бы её сыграл ансамбль Юрия Антонова. Я потом долго бился с молодым юристом «Балтики», который утверждал, что это Антонов. В общем спорили мы до тех пор, пока я не подписал документ, в котором говорилось, что я отвечаю за последствия. 

- А у вас были тяжбы?
А:
Нет. Мы всё-таки, если делаем, то делаем авторскую музыку.

И: К тому же в России очень сложно отстаивать авторские права.

А: Чаще отстаивают права, если речь идет о крупных форматах, если музыка используется в игровом или документальном кино, например.

- Написание эксклюзивной непохожей музыки обходится дороже или дешевле?
А: Это стоит столько же. Меня только направляют в нужную стилистику как композитора, чтобы я не угадывал желания заказчика. Есть очевидные вещи. По картинке сразу понятно, какая музыка нужна. А есть вариант, когда на стадии разработки и ещё даже до съемок ролика заказывают музыку, чтобы от неё отталкиваться. Тогда мне не из чего исходить, кроме сценария и раскадровки. Я больше всего ориентируюсь на динамику монтажа, я вижу темпоритмм музыки. Когда рефренс не совпадает с моим видением темпоритма, я начинаю обсуждать и убеждать, что это неправильно. Чаще всего удается переубедить. 

- Мы сейчас говорим о композиторской стороне. А звукорежиссер, например, может запороть ролик?
И: Некачественно сведение – это самое простое, что может негативно сказаться на качестве ролика. К тому же в рекламе очень многое определяют интонации. А если записали левой ногой, то картинка красивая, звук нормальный, а ролик не работает, потому что «мертвый», без души.

- А потребителям это видно или только профессионалам?
И: Я думаю, профессионалам это в большей степени видно. Потребителю просто скучно становится, хотя он не понимает, да и не задумывается, почему.

А: Звукорежиссер должен следить за информативностью в ролике. Если ролик переполнен звуковой информацией, то пропадет всякий смысл в ролике.

И: Почему-то питерские ребята, которые в радийных продашнах работают, любят такую подачу, от которой уже тошнит, такие «кричалки»: «Приходите и купите, только сегодня и только у нас!!!». Это общеизвестная вещь, чтобы текст был разборчивый и при этом его было как можно больше, скорость чтения должна быть два слова в секунду. Если это 30-секундный ролик, а там 75 слов, то ролик загублен. Ничего не донесут – это уже и не информативный, и не красивый ролик. Хорошо, когда информации немного, когда потребитель сначала «видит» историю, а потом ему дают информацию. А местные рекламисты идут на поводу у заказчика, который говорит, что там должно быть столько-то и столько-то информации. Необходимо создавать историю, а не напихивать ролик информацией.

Не много таких рекламных агентств, которые это понимают, но мы стараемся работать именно с ними. Мы, наверное, с Лешей делаем звук для 70% самой дорогой рекламы в Петербурге.

А: Мы уже достаточно давно диктуем цены и заставляем всё время платить больше, чем средний уровень цен. 

И: 7,5 тыс. рублей стоит продакшн за 30 секунд, куда входит шумооформление, сведение и запись диктора, и 30 тыс. рублей - музыка. Цены несколько меняются в зависимости от сложности, но, например, не хочется за копейки работать с тем же ЛЭКом, который все мозги тебе съест, хотя и деньги платит. К тому же сейчас мы в основном телевизионные ролики делаем, те, которые приносят доход.

- А радийные не приносят?
И: Беремся, если полностью креатив делаем, как для «ОКНА Панорамы». Они в основном песни заказывают. Это один из редких примеров, когда мы работаем на прямую с заказчиком, без агентств, без продашнов.

- А в целом, если брать и песенные, и непесенные ролики, почему в нашей рекламе так мало музыки, которая запоминается?
А:
Потому что она очень редко бывает первична.
И: Музыка эмоционально дополняет видеоряд, либо заполняет звучанием фон. Чтобы она была запоминающаяся – это должна быть песня.

- А вам самим нравится, когда поют в рекламе?
А: Где-то это подходит, где-то не требуется.
И: Для «Морсберри» мы делали песню с Мишей Смирновым, это хороший был ролик, мюзикл получился. Для соков 2:0 делали дворовую музыку. Отработал ролик очень хорошо. Я думаю, что Леше нравится песни писать.
А: Я рекламой занимаюсь не для того, чтобы прославиться как композитор, я получаю за это деньги.

- А для души что делаете?
А: В последнее время для души на работе уже мало чем занимался. Я для души занимаюсь рыбалкой. (улыбается)

И: А у меня отдушина – это кинопроекты, анимационные фильмы.

А: Мы с Димой Высоцким закончили вчера последние мазки для 26-минутного анимационного фильма. Со студией «Пилот» на «Горе самоцветов» работать было интересно. А вообще отдушина – это когда над душой никто не стоит. (смеется)

И: Вот у нас в этом смысле разные позиции, потому что мне хорошо, когда с заказчиком пишу – не делаю лишнюю работу.

А: Мне тоже не хочется лишнюю работу делать, но когда кто-то стоит и ломает меня, говорит, что нужно так делать, хотя я вижу, что нужно абсолютно иначе, это очень раздражает.

- А друг с другом вам легко работать? Помогает или мешает то, что вы братья?
И: Сначала мешало, а сейчас наоборот помогает.

- А как это мешало?
И: Ну пока я не встал на ноги как специалист, пока юношеский максимализм не прошел...

А: Ты чувствовал давление с моей стороны?

И: Ну как педагог, ты не самый лучший. Но всё же научил, и научил так, что я до сих пор остановится не могу. Теперь я уже и сам научил стольких людей работать с рекламой. А они уходят, не остаются. Идут в шоу-бизнес. Но кадры готовятся постоянно.

Но вообще нам легко, потому что мы на одной волне.

А: Я не особенно лезу в его сферу, он - в мою.

- А вы не спорите?
И: Спорим, если нет споров, значит, что-то неправильно, всё затухло.

- Чтобы писать музыку для рекламы приходится что-то переключать в голове – есть же правила жанра какие-то?
И: В любом звуке – рекламном или анимационном - важнее всего стиль, чувство вкуса. Если он есть, то и рекламный звук вкусный получится, и мультик.

- А может композитор вообще исключительно для рекламы писать музыку, и появятся ли такие люди?
И: А как появятся, если нет института воспитания таких людей. В СПб ГУ КИТе можно лекции читать, но композитор должен быть, прежде всего, композитором.

А: Рекламным композитором может стать человек, который способен писать в любых стилях, любые песни или «непесни». Быть универсальным композитором – это очень сложно.

И: Необходимо уметь писать во всех направлениях, даже которые тебе не нравятся. В стиле Рамштайн мы делали музыку для порошка BOSS, например.

А: Рекламному композитору нужно понимание стиля и технологии, благодаря которой можно добиться такого же звучания. Мы попали в свое время «в струю», начиная заниматься музыкальным продакшном. Накопили ключевых людей. У нас дружеские контакты, а тем, кто начинает сегодня нужно переубедить этих людей работать с ними. Хотя примеры такие бывают, когда я у себя на студии воспитываю человека, ввожу его в круг своих клиентов, им говорю, что это классный специалист. Чтобы  себя разгрузить, я на него перекладываю контакты какие-то. Он уходит и заказчиков каких-то уводит.

- Игорь ведь один из авторов мультсериала «Смешарики», вам нравится, что сейчас с ними происходит, я имею в виду, что по сути под этим брэндом выпускается практически вся возможная продукция для детей? Я даже пластырь видела...

И: Ну да, более полутора тысяч продуктов. В этом сериале звуковая часть больше 50% всего мультика делает. Картинка сама по себе очень примитивная, там ничего захватывающего нет. А персонажи живут за счет звука. И в этом смысле даже не моя больше заслуга, как звукорежиссера, а актеров. Для первой серии мы писали актеров больше двух недель, 30 человек приходило пробоваться на 9 персонажей. 6 смен ушло на шумооформление 6-ти минутного фильма (сейчас на то же самое у меня уходит 3 дня)!!! Сложно было начинать. Хорошо, что рядом были высочайшие профессионалы своего дела, такие как Денис Чернов – ведущий режиссер проекта.

Сейчас, правда, Денис делает полный метр «Смешариков», поэтому над сериалом работают и молодые режиссеры, которым не хватает опыта работы с актерами, а мне повезло, на рекламе я получил богатейший опыт по работе с актерами. В 2003 году, когда начинался проект, я даже не мог представить во что все это выльется. И на сегодня  Смешарики – мой любимый проект, где я могу полностью самовыразиться в качестве звукорежиссера и с большим удовольствием применить накопленный за 13 лет работы в рекламе опыт.

Беседовала Ольга Кирсанова,
AdLife.spb.ru

Сайт о рекламе в Санкт-Петербурге

Обсуждение

КПлатонов, Грейт // 15 июня 2008 - 09:44:20

Привет, братишки, приятно вас здесь видеть

И.Яковель // 16 июня 2008 - 08:57:36

привет, Костя! И нам приятно тоже)

Хонин Д. // 16 июня 2008 - 10:04:11

Здравствуйте, дорогие мои!
Судя по вашим довольным лицам и цвету носов, фотографии сделаны после первого дня праздников.

Мы с вами так давно знакомы, что кажется, что сидели за одной партой. Вы настоящие профессионалы, с которыми приятно работать, а просто общаться - так вообще, одно удовольствие! Грустно иногда бывает смотреть, как талантливейший композитор Лёша Яковель вынужден гнуться под невнятные брифы клиентов или переигрывать убогие референсы агентств. Лучшая музыка, Лёша, это та, которую ты написал сам! А знакомые мелодии пусть клиенты заказывают в ресторанах.

Жалко, что в последнее время мы редко видимся.
Удачи вам!

зоркий сокол // 24 июня 2008 - 14:12:22

Millhouse? Роман Абрамович?................... ............................. ............

роман // 25 июня 2008 - 20:56:48

ну
я
и что?

Сергей // 02 июля 2008 - 08:16:16

приятно видеть хороших людей и специалистов. Удачи Вам!!!!

Новости

 10   июня 11:19:01O-Design переодел 3Ко
 06   июня 12:55:11Asgard оформил Simplebar
 06   июня 10:20:46BlackBox обновил HHH
 04   июня 11:12:13Скажите «Cheese»!
 04   июня 10:00:00Промо с ВТРом

Обсуждения

Используете ли вы ненормативную лексику на рабочем месте?

Постоянно

Иногда

Всё зависит от заказчика/агентства, с которым работаю

В крайних случаях

Никогда